Праздники, фестивали, ярмарки мира
Реклама
Карта сайта


Страна
Вид праздника
Интервал дат
от
до
Весь мир
Религиозные праздники
Международные праздники
Профессиональные праздники
Карнавалы
Дни рождения
День города
Значение имени & именины
Народные приметы
События в разные годы
Список праздников
Языческие праздники




28.02.2006 - "Калевала" - поэма Леннрота

"Калевала" - поэма Леннрота

***

Элиас Леннрот (09.04.1802 - 19.03.1884) родился в местечке Самматти на юго-западе Финляндии в большой семье сельского портного. Читать он научился уже в шестилетнем возрасте. Но в школу начал ходить с двенадцати лет и учился с перерывами, поскольку вместе с отцом вынужден был добывать средства на жизнь. В основном это было портновское мастерство, но благодаря хорошему слуху и голоcу Элиас зарабатывал еще и в качестве бродячего певца и псалмопевца. Впрочем, это не мешало ему заниматься самообразованием. Обладая прекрасной памятью и усидчивостью, он изучил латынь настолько, что смог стать учеником аптекаря в Хямеенлинна. В 1822 году поступил в Туркуский университет, однако, будучи студентом-филологом, продолжал подрабатывать домашним учителем в богатых семьях.

В 1824-1828 годах он жил в семье профессора медицины Й.А. Тернгрена. Тернгрены проводили лето в своем имении Лаукко недалеко от г. Тампере. Здесь-то Элиас Леннрот и увлекся народной поэзией. В окрестностях Лаукко он записал несколько вариантов народной баллады "Гибель Элины" и на их основе создал свои вариант - целую поэму о любви, верности и коварстве. Здесь же, в имении профессора Тернгрена, Леннрот познакомился с профессором- историком Реингольдом фон Беккером. Под его руководством он стал читать труды ученого-историка Х.Г. Портана и его соратника К. Ганандера о народной мифологии и поэзии, сборники С. Топелиуса-старшего.

Первым шагом Леннрота к "Калевале" была его диссертация "Вяйнямейнен, божество древних финнов", которую он защитил в 1827 году.

Создание "Калевалы" потребовало от Леннрота многих лет собирательской и "составительской" деятельности. С 1828 по 1845 годы Леннрот совершил одиннадцать путешествий в поисках народных песен. Он познакомился с десятками, если не с сотнями рунопевцев Финляндии, Карелии, Ингерманландии (территория Ленинградской области). Наиболее известные из них - Ю. Кайнулайнен, А. Перттунен, О. Малинен, В. Киелевяйнен, С. Трохкимайнен, М. Карьялайнен и др. Мысль о возможности составления из карельских и финских народных песен некой целостности (свода, эпоса) имеет длительную историю. Пожалуй, первым ее выразил финский просветитель Х. Г. Портан в конце XVIII века. Он предположил, что все народные песни происходят из единого источника, что они согласуются между собой по главному содержанию и основным сюжетам и что, сравнивая их варианты друг с другом, можно возвращать их к более цельной и подходящей форме.

Он же пришел к заключению, что финские народные песни можно издать так же, как "Песни Оссиана" шотландского поэта Д. Макферсона (1736-1796). Портан не знал, что Макферсон издал свои собственные стихи под видом песен древнего слепого певца Оссиана.

Идея Портана в начале XIX века приобрела форму социального заказа, выражающего потребности финского общества.

Известный языковед, фольклорист, поэт К.А. Готтлунд, еще будучи студентом, в 1817 году писал о необходимости развития "отечественной литературы". Он был уверен в том, что если бы из народных песен пожелали сформировать упорядоченную целостность, будь то эпос, драма или что-нибудь другое, то родился бы новый Гомер, Оссиан или "Песнь о Нибелунгах".

Один из друзей Леннрота, К.И. Кеккман, читая сборник С. Топелиуса-старшего из серии "Древние, а также более современные песни финского народа", в 1825 году писал А. Шегрену: "Если бы для начала... удалось напечатать все, что было собрано и что еще можно собрать, то наверняка - хотя бы разок в этой жизни! - какой-нибудь Аристарх сумел бы создать из всего этого кое-что".

Совсем не случайно Кеккманом был назван Аристарх Самофракийскии (217-145 гг. до н.э.), филолог, живший в Александрии, работавший с текстами Гомера, комментировавший их.

Поэмы Гомера "Илиада" и "Одиссея" были хорошо известны Леннроту уже в юности. Имя Гомера он называет в своих дневниках, запечатлевших его первое путешествие в 1828 году. Несомненно, он был знаком и с теорией немецкого ученого Ф.А. Вольфа, согласно которой гомеровские поэмы - это результат позднеишей работы составителя или составителей над песнями, до этого существовавшими в устной традиции.

Потребность в произведении, подобном "Илиаде" или "Песне о Нибелунгах", вызывалась несколькими причинами. В Финляндии начала XIX века происходит подьем финского национального самосознания. Толчком к этому послужило отторжение Финляндии от Швеции и присоединение к России в 1809 г., когда многовековое владычество "великой державы" закончилось. Появились возможности для самостоятельного развития нации, ее культуры и языка. Ведь до этого финская литература в основном создавалась на шведском языке. Лишь некоторые поэты (Я. Ютейни, Каллио) писали финноязычные стихи, используя метрику финской народной поэзии.

Интерес к фольклору в эти годы значительно возрастает. Наряду с Э. Леннротом, народную поэзию собирают М. Кастрен, Й. Каян, Д. Эвропеус, Г. Рейн, Р. Полен, А. Шегрен, А. Алквист и многие другие. Делаются все новые и новые открытия. Позднее становятся известными целые рунопевческие династии, как в Финляндии, так и в соседней Карелии (Сиссонены, Шемейкки, Перттунены, Малинены). Все это вдохновляло Леннрота в его стремлении воссоздать народный эпос.

Кроме того, складывающаяся финская нация нуждалась в произведении, которое рассказывало бы о великом прошлом народа, показывало бы его столь же великое будущее. Народная поэзия в тои или иной форме отражала эти моменты.

Элиас Леннрот приходит к идее создания единого эпоса постепенно. Сперва он издает сборник "Кантеле" (1829-1831), песни которого представляют собой его собственные варианты, скомпонованные из фольклорного материала. Потом он создает несколько поэм об отдельных героях ("Лемминкяйнен", "Вяйнямейнен", "Свадебные песни", "Собрание песен о Вяйнямейнене").

"Собрание песен о Вяйнямейнене" (5052 строки) получило в науке название "Перво-Калевалы". Оно состояло из шестнадцати "песней" (laulanto), связанных между собой. В нем уже были и главные эпизоды и герои будущей "Калевалы". В предисловии к "Собранию" Леннрот показал читателю методику своей работы: "Едва ли прочтешь хотя бы одну из опубликованных здесь песен, которая не была бы составлена из рун, взятых по крайней мере от пяти-шести рунопевцев и соединенных между собой!

Конечно, нельзя принимать слова "составлена из рун" прямолинейно, механически. Леннрот брал из отдельных народных песен лишь фрагменты и строки, которые удовлетворяли его эстетический вкус и ложились в сюжет поэмы о Вяйнямейнене.

Но это "Собрание", переданное Леннротом в 1834 году для публикации, было напечатано отдельной книжкой лишь в 1928 году. Сам Леннрот остановил публикацию поэмы, поскольку весной 1834 года записал в беломорской Карелии еще 13 200 строк песен от А. Перттунена, М. Карьялайнена, Ю. Кеттунена, С. Мийхкалинена, В. Сиркейнена и Матро (фамилия сказительницы осталась неизвестной). Этот материал побудил его к новым размышлениям и поискам более четкого и сложного сюжета.

По свидетельству финского ученого Вяйно Кауконена, исследовавшего буквально построчно обе версии "Калевалы", 1835 и 1849 годов, Леннрот вносил в текст "Собрания песен о Вяйнямейнене" так много дополнении и изменении во все его части, что вряд ли найдется хотя бы пять - десять строк подряд, взятых из конкретной народной песни и сохранившихся в первоначальном виде".

Леннротовская методика создания уже первой версии "Калевалы" имела творческий характер. Подлинной творческой свободы он достигает позднее. Убедившись в том, что механическим соединением народных песен и сюжетов ничего не добиться, Леннрот начинает писать поэму народными строками, редактируя их, обогащая, в частности, аллитерацией. Прекрасно зная особенности народной поэзии, помня разного рода готовые строки - клише, формулы, выработанные веками народной традицией, он создавал эпизоды и конфликты, которых в народной поэзии не было.

При таком подходе к народному материалу видоизменялись не только сюжеты, но и портреты персонажей. Они все более индивидуализировались, за ними закреплялись определенные деяния. Вяйнямейнен в "Калевале" - искусный певец, смастеривший кантеле, сперва из щучьих костей, потом из ствола березы, Илмаринен - умелый кузнец, сковавший чудесную мельницу сампо "из конца пера лебедки, молока коровы ялой, из зерниночки ячменной, из пушинки летней ярки". Лемминкяйнен - беспечный вояка, любимец женщин, приходящий на чужие пиры без приглашения, Ловхи - умная и хитрая хозяйка страны, куда ездят герои за невестами и откуда похищают сампо. Трагической фигурой в поэме Леннрота становится Куллерво - раб-мститель, натравивший на жену Илмаринена стаю медведей и волков и кончающий жизнь самоубийством за свой тяжкий грех (связь с девушкой, которая оказывается его сестрой). Не менее трагична судьба Айно - девушка настолько глубоко переживает решение родителей отдать ее замуж за старого Вяйно, что уходит к морю и там гибнет, возможно, не желая этого.

Доплыла до камня дева,
взобралась она на камень,
на скале морской уселась,
на блестящей луде пестрой - 
камень в море погрузился,
в глубину ушел морскую,
с ним на дно ушла девица,
со скалою вместе - Айно.

(Песнь 4, 319-325)

Айно, пожалуй, самый поэтичный образ в леннротовской поэме. Он во многом - плод фантазии создателя "Калевалы". Само имя Айно ("единственная") придумано Леннротом. Толчком для создания образа стали варианты народной баллады, записанные в деревнях северной Карелии (Ухта, Вуоккиниеми, Келловаара). В них рассказывается о девушке Анни, которую мать обнаруживает мертвой в амбаре после того, как к ней посватался Осмойнен. Леннрот делает Айно сестрой Йовкахайнена, который проигрывает состязание в пении с Вяйнямейненом, и чтобы спасти свою жизнь, обещает в жены Вяйнямейнену свою сестру Айно. На гибели Айно сюжет о ней не кончается. Он переводится в мифологический план. Народный сюжет о рыбе-девушке, попавшей на удочку одного из эпических героев (Илмаринена, Лемминкяйнена, Вяйнямейнена), подсказывает Леннроту продолжение истории об Айно. Вяйнямейнен, почувствовав вину перед девушкой, выезжает на лодке с удочкой в море, ловит рыбу, но не узнает в ней утонувшей по его вине Айно. Все эти драматические коллизии дают завязку сюжета поэмы, образуют первоначальную пружину ее напряженности. Айно, ставшая, по воле Леннрота, сестрой Йовкахайнена и погубленная Вяйнямейненом, дает повод ее брату мстить Вяйнямейнену. В свою очередь будущий "король" Карелии упрекает его в том, что Вяйнямейнен заставлял девиц топиться.

Вообще у героев "Калевалы" появляется прошлое, настоящее и будущее. Но у "Калевалы" есть и главный, "сквозной" конфликт, который также разработан Леннротом: это противостояние двух родов, двух стран, Похьелы и Калевалы, борьба между ними за обладание сампо.

Разумеется, и в народной поэзии карелов и финнов существуют "свои" и "чужой" миры. Но их взаимоотношения изображаются в пределах конкретной песни: герои едет в "тот" мир, чаще за невестами или без приглашения на свадьбу, отрубает голову хозяину и т.д. В песнях нет никакой истории длительных взаимоотношении. Нет в народных песнях и конкретных очертании "этого" мира, тои леннротовской страны Калевалы, главными представителями которой были Вяйнямейнен, Лемминкяйнен, Илмаринен и, надо думать, Куллерво. Да и Похьела (Пяйвела, Пиментола, Луотола, Хийтола, Сариола, Юмалисто) все-таки в народных песнях не совсем та "страна", которая появляется в поэме Леннрота и в которой владычествует хозяйка Ловхи.

***

Сюжетный характер своей "Калевалы" Элиас Леннрот подчеркивал уже тем, что перед каждой главой давал краткое ее содержание, как это утвердилось в традициях западно-европеиского романа. Переходы от главы к главе, от события к событию, от героя к герою тщательно готовились предыдущими событиями, намечались самим автором-повествователем, присутствие которого неназойливо ощущается в тексте. Оно состоит не только в том, что в нескольких концовках и началах глав звучат слова и голос повествователя, но и в том, что он проявляет сочувствие и к противоположной Калевале стороне (погибшей супруге Илмаринена, дочери Ловхи) и даже выражает понимание поступков Ловхи, защищающей свои род, иронизирует над Илмариненом и Лемминкяйненом. Вообще в "Калевале" нет прямолинейного противопоставления Калевалы и Похьелы: есть свои достоинства у Ловхи и свои недостатки и грехи у Вяйнямейнена, Илмаринена, а тем более - у Лемминкяйнена.

Выбивающимися из сюжета обычно называют главы о Куллерво. Но, во-первых, дочь Ловхи, ставшая женой Илмаринена, продолжает историю взаимоотношении Похьелы и Калевалы (в свое время она содействовала Илмаринену при выполнении им трудных заданий, а теперь в доме Илмаринена у нее возникают сложные отношения с Куллерво), во-вторых, Леннроту необходимо было продолжить сюжет. Это сделано главами о Куллерво, который жестоко мстит хозяйке, жене Илмаринена. Гибель жены побуждает кузнеца выковать себе в жены Золотую деву, а потом и отправиться снова в Похьелу за новой невестой: дева из золота не могла заменить ему живую жену. Образ Куллерво нужен был Леннроту еще и потому, что, будучи человеком XIX века, знающим о социальных противоречиях и конфликтах в мире, в том числе и в Финляндии, он не мог не отразить жгучие проблемы времени, проблемы "отверженных" в своей огромной эпической поэме, не мог не думать о будущем социальном устройстве общества. В эпизодах о Куллерво перекрещиваются время мифологическое и время историческое. Если в первом времени действуют люди-боги, то во втором - реальные рабы и господа. Эпическая жизнь героев явно нарушалась вторжением в нее социальной истории в лице взбунтовавшегося раба. Он приносит горе и чужим, и своим. Поэтому Леннрот и выводит его из сюжета: Куллерво кончает жизнь самоубийством. Если Айно обрела вторую жизнь в облике рыбы, а Лемминкяйнена к действительности возвращает мать, то Куллерво уходит бесследно. Не зная, как решать социальные проблемы, Леннрот устами Вяйнямейнена, получившего весть о гибели Куллерво, говорит:

Никогда, народ грядущий,
не давай детей родимых
глупому на попеченье,
чужаку на воспитанье!
Тот, кто дурно был воспитан,
был неверно убаюкан,
тот вовек не поумнеет,
мудрость мужа не постигнет,
даже если возмужает,
если телом и окрепнет!
(Песнь 36, 351-360)

Автор-повествователь, таким образом, не только рассказывает о деяниях мифологических героев в придуманном им сюжетном порядке, но и выражает свои взгляды на проблемы эпохи.

Поэмность "Калевалы" подчеркивается и ее композицией, архитектоникой. "Калевала" во всем симметрична. Начальным словам певца в ней соответствуют его заключительные слова, появлению Вяйнямейнена - его уход, эпизодам о рождении Вяйнямейнена - эпизоды о рождении сменившего его "короля" Карелии.

"Калевала" состоит из двух частей, в каждой по двадцать пять глав (песней), имеющих постоянную перекличку между собой. И в той, и другой частях вначале рассказывается о поездках за невестой, а потом - за сампо. В симметричных местах употребляются те же самые строчки-клише. Так, в 8-й песне Вяйнямейнен просит сесть в свои сани деву Похьелы ("Сядь со мною, дева, в сани, опустись в мою кошевку") - в 35-и Куллерво просит об этом же девушку, встреченную им на дороге, правда, несколько другими словами. Лемминкяйнен в 11-и песне похитил деву острова Кюлликки, Илмаринен похитил вторую дочь хозяйки Похьелы в 38-и. (И в том, и другом случаях девушки одинаковыми словами просят отпустить их на волю.) "Измена" Кюлликки (она пошла без разрешения на деревенские игрища) привела к тому, что Лемминкяйнен отправляется в Похьелу за второй женой. "Измена" второй дочери Ловхи Илмаринену (она смеялась с чужим мужчиной, когда кузнец спал) побуждает Илмаринена отомстить ей, а затем отправиться вместе с Вяйнямейненом отбирать у хозяйки Похьелы сампо. Можно привести еще немало примеров композиционной стройности "Калевалы".

Композиционная симметрия поэмы не мешает отходу в сторону от основного сюжета или даже остановке сюжетного движения. Главы, в которых повествуется о свадьбе Илмаринена и девы Похьи (21-25), развитию сюжета никак не помогают. Но именно через эти главы наиболее ярко дается леннротовское представление о народной жизни. Свадебные главы (приезд жениха, свадьба, советы невесте, советы жениху, встреча молодых в доме жениха) имеют внутреннее напряжение, поскольку они построены по законам драматургии, на контрастах эпизодических героев.

На уровне сюжета и композиции Леннрот добился той свободы, которой не было, да и не могло быть у народных певцов: они и не стремились к связному изложению всех известных им сюжетов, лежащих в основе карельских и финских эпических песен. Леннрот с большой свободой пользовался и материалом лирических свадебных, пастушьих, охотничьих песен и заклинаний. Он ставил строки и фрагменты из них в монологи и диалоги, тем самым углубляя психологию поступков героев, показывая их чувства, их душевное состояние.

Мастерство Леннрота-поэта лучше всего показать на уровне отдельных строк. Создатель "Калевалы" прекрасно знал народную поэзию, ее художественные особенности, своеобразие ее поэтики. Ведя сюжет, он пользовался всем арсеналом поэтических приемов (параллелизмами, аллитерацией, гиперболами, сравнениями, эпитетами, метонимиями). Строки народной поэзии под его пером обретали новый смысл, новую звукопись. Любой фрагмент народной песни, попадая в текст "Калевалы", изменялся сам и изменял соседние с ним строки. В 1834 году Элиас Леннрот записал от Архиппы Перттунена такие заключительные строки певца:

Даже лучший песнопевец
Песен всех не выпевает.
Даже водопад проворный
Всей воды не изливает.
Тут стезя певцам открыта,
Дальше новый путь продолжен
Для хороших рунопевцев.
(Перевод Э. Киуру и А. Мишина)

В версию "Калевалы" 1835 года последние три строки песни А. Перттунена вошли без изменении, но в иное словесное окружение:

Только все-таки, но все же
спел я руну, песнь исполнил, 
срезал ветки, путь наметил.
Тут стезя певцам открыта.
Дальше новый путь продолжен
для хороших рунопевцев,
для певцов еще искусней
средь растущей молодежи,
восходящих поколении.

В окончательнои версии "Калевалы" 1849 года строки сложились в таком виде:

Только все-таки, но все же
я певцам лыжню оставил,
путь пробил, пригнул вершину,
обрубил вдоль тропок ветки.
Здесь теперь прошла дорога,
новая стезя открылась
для певцов, что поспособней,
рунопевцев, что получше,
средь растущей молодежи,
восходящего народа.
(Песнь 50, 611-620)

Строки Перттунена в окончательном варианте зазвучали сильнее. Сравните: Rata uusi urkenevi, Paremmille laulajille - Ura uusi urkenevi, Laajemmille laulajille. Сопоставляя строки двух версии "Калевалы", можно увидеть, какому тщательному отбору подвергались отдельные строки и слова, как заменялись они на более точные, звучные, чтобы придать тексту более глубокий смысл. В окончательном варианте певец-повествователь не просто "сумел" найти дорогу (osasin), но указал ее будущим певцам (osoitin).

Процитированная выше семистрочная заключительная песня А. Перттунена дала толчок для заключительной песни "Калевалы" (107 строк), где Леннротом были использованы многие строки других рунопевцев и сконструированы свои собственные. Так вырастали и все другие эпизоды "Калевалы". Как верно заметил исследователь "Калевалы" Вяйно Кауконен, изучивший ее строку за строкой, "калевальским" в "Калевале" является не то, что сходно с народной поэзией, а то, что ее отличает от нее".

Интересно, что Леннрот, издавая "Калевалу" 1849 года, отказался от подзаголовка, который он дал "Калевале" 1835 года: "Старинные руны Карелии о древних временах народа Суоми". Во-первых, "Калевала" является поэмой, а не сборником народных песен. Во-вторых, не такие уж они древние, эти песни, если созданы Леннротом, человеком XIX века.

 

 

 


 

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ ПО ДАННОЙ ТЕМЕ

24.05.2006 - Как человека назвали - такая и судьба?
О правилах выбора имени и о духовном смысле этого важного родительского решения.
Подробнее



Untitled Document
31 октября - Канун Дня Всех Святых - Хеллоуин
Великая Отечественная Война. Краткая история
Дороги жизни - Дороги Победы
Железные дороги в годы Великой Отечественной Войны
 24 декабря - сочельник (католический)
 День Святого Валентина в Чехии
День девочек в Японии
День города Казани
Карнавал в Базеле
Праздник Крещения Господня
 2006 год - год огненной собаки
Главная
Карта сайта
Написать письмо
© 2005—2007 "Праздники МИРА" Все права защищены